Владислав Незванкин на «Эхо Москвы» рассказал о трех версиях спортивной LADA Granta


Владислав Незванкин на «Эхо Москвы» рассказал о трех версиях спортивной LADA Granta
В субботу, 18 мая, на радио «Эхо Москвы» в прямой эфир вышла передача «Проехали». Гостем программы стал Владислав Незванкин, руководитель проекта Lada Granta Sport. В ходе интервью, Незванкин рассказал о трех версиях спортивной Лада Гранты, об участии автомобилей LADA Granta в мировом туринге WTCC, о предстоящем открытии нового сезона Кубка LADA Granta и многом другом.



Официальный лада Гранта Клуб также представляет расшифровку радиопередачи.

А. ПИКУЛЕНКО(автомобильный обозреватель "Эха Москвы"): Добрый вечер, добрый субботний вечер. Как всегда, вы слушаете «Эхо Москвы». В это время у нас автомобильная программа. С вами я, Александр Пикуленко. И сегодня мы поговорим о трех Ладах. Не женщинах Ладах, а о трех автомобилях. Это, знаете, я всегда это называю Жигули, за которые не стыдно. Может ли Волжский автомобильный завод сделать хороший автомобиль? Может. И один из создателей хорошего автомобиля сегодня у меня в гостях. Это Владислав Незванкин, руководитель проекта Lada Granta Sport. Добрый вечер, Владислав.

В. НЕЗВАНКИН: Добрый вечер.

А. ПИКУЛЕНКО: Владислав, мы перед сезоном уже собирались в этой студии и рассказывали о том, как в этом сезоне вы будете жить. И я сегодня хотел бы, чтобы мы вернулись к самому главному, на мой взгляд, проекту, участию в чемпионате мира по кольцевым гонкам на кузовах, так будем это называть, WTCC. Хотя они называются туристические автомобили, туризма там нет, ну, нормально, где вы участвуете с Ладой Грантой, команда. Мы будем говорить о замечательном кубке Lada Granta Cup, который проводится у нас в России, и где ездят как профессиональные пилоты, так и люди, любящие скорость. И я бы очень хотел поговорить о вашей дорожной версии, то есть, перейдя от спорта к обычным автомобилям. Вы не только же умудрились сделать неплохой, - я не знаю, это даже не спортивный, это вот такой глубокий тюнинг, или это по-настоящему глубоко переработанный в спортивный автомобиль дорожный?

В. НЕЗВАНКИН: Городской спортивный автомобиль.

А. ПИКУЛЕНКО: Да, вы сумели даже подсадить на него директора вашего завода, который долго метался между Nissan GT-R и Ладой Гранта Спорт. Остановился на Ладе Гранте Спорт. По-моему, был счастлив…

В. НЕЗВАНКИН: … и это правильно, я считаю…

А. ПИКУЛЕНКО: … или делал вид. Я не знаю.

В. НЕЗВАНКИН: … более патриотично.

А. ПИКУЛЕНКО: Так вот, когда вы готовились к сезону, уже было понятно, что первое все-таки такое возвращение в чемпионат мира будет достаточно тяжелым. Но, как оказалось, удачным. Все начиналось удачно. Да? Если не считать, что два пилота нашей замечательной команды нашли друг друга и, испытывая глубокую неприязнь к этим Жигулям, списали две машины до ремонта. Удалось вообще восстановить их быстро? Или все-таки это был такой труд, когда все машины пришлось переделывать?

В. НЕЗВАНКИН: Да, конечно, тяжелая ситуация сложилась в начале сезона на первой нашей гонке в Монце, когда два пилота выбыли из борьбы, и вот за мою практику в автомобильном спорте это был первый случай, когда мы не стартовали в гонке. Было тяжело, по сути, машины, кузова этих автомобилей были списаны, и все те настройки…

А. ПИКУЛЕНКО: Списаны кузова даже?

В. НЕЗВАНКИН: Конечно.

А. ПИКУЛЕНКО: Ничего себе!

В. НЕЗВАНКИН: … на одном автомобиле лонжерон, там, замена, это с точки зрения будущей устойчивости и управляемости автомобиля геометрия, это, все-таки, проблема, да. Поэтому мы решили поменять кузова, и там и там... И самое плохое в этой ситуации то, что все те настройки, которые были в начале сезона, которые мы получили за счет многократных тестов на нашей трассе, где мы проводили испытания в Маньи-Куре, они, конечно, ушли тоже в историю. И получилось так, что на следующих этапах после Монце мы и выступали в боевых условиях, и пытались дальше настраивать автомобили.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, по существу, сезон начался с того, что вам пришлось все переделать. У вас вместо такой вот как бы… вы же красиво выезжали на тесты, долго настраивали машины. У вас были замечательные наши инженеры, инженеры английские. Тонкие доводки… и вдруг – бах! Вам пришлось все начинать сначала, причем в такое сложное, как настраивать можно машину, когда в Маракеше, пролетая мимо железобетонного отбойника, где, там, ширина трассы – две машины с трудом разъезжаются, какие там настройки? Там бы хоть как-то доехать. Ну, все-таки, я так понимаю, что не стыдно было за проведенные этапы?

В. НЕЗВАНКИН: Ни в коем случае! Опыт и знания от этапа к этапу мы получаем достаточно большой. И небольшой, но прогресс, он виден. На предпоследней гонке, которая была на Hungary Ring в Венгрии буквально 2 недели назад, Джеймс из 25 пилотов у нас стал 12-м. То есть, мы буквально в десятке от топ-10 находимся. И, кстати, сегодняшняя квалификация в Зальцбурге говорит ровно об этом. Михаил Козловский…

А. ПИКУЛЕНКО: Да, вот об этом мы поговорим поподробнее.

В. НЕЗВАНКИН: Михаил Козловский на ровно одну десятую секунды отстал от топа-12 и занял на сегодня 14-е квалификационное место. Для него это тоже впервые, вот такой результат. То есть, потихонечку прогрессируем.

А. ПИКУЛЕНКО: Получилась ведь очень интересная ситуация: так, когда у вас все началось сначала, вплоть до того, что вы пошли на то, что заменить пилота, посадить молодое дарование, которое вот, как показывает практика, уже оказывается быстрым. Ну, наверное, он действительно талантливый пилот. И что интересно, вот, если мы будем нашу Ладу сравнивать с Фордом и с Хондой. Все-таки, кто из них лучше? Я не беру сейчас завсегдатаев этих гонок, уже которые знают все наизусть, которые едут на машинах-лидерах. Ну, вот, пришло три таких вот подготовленных команды сейчас.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, если посмотреть по результатам Хонды, тоже у них ситуация складывается достаточно так жестко иногда. Они так же, как и мы, попадают в разные аварии, при этом за команду выступает 2-кратный чемпион…

А. ПИКУЛЕНКО: … да, вот я поэтому и…

В. НЕЗВАНКИН: … мирового туринга Тарквини. Но, тем не менее, то есть, спорт большой, высокий, и здесь, что называется, все по-честному. Поэтому трудности есть у всех команд, ну, кроме, наверное, неоднократного победителя команды Шевроле, бывшей команды Шевроле. Но автомобиль, который подготовил в свое время Дженерал Моторс для этих гонок, он, конечно, сегодня на порядок лучше. Но это не говорит о том, что мы опускаем руки. Мы продолжаем работать, наши инженеры постоянно придумывают какие-то улучшения, и конструктивные, и с точки зрения настройки автомобиля. И я полагаю, что к середине сезона мы добьемся существенного прогресса.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, никогда, я так понимаю, что все-таки редко бывает, что команда пришла в первый сезон, и вдруг стала сразу чемпионом. Тем более, это не команды с таким огромным запасом инженерным, и прочим. Вам же все приходится по крупинкам, что-то сделали – все обрушилось. Еще что-то сделали – опять сломалось. Вот это все время, почему-то нет вот поступательного движения, развития. У нас так: сразу хорошо, хорошо, обрыв, все забыли; потом опять приходим: давайте все начнем сначала. Но все-таки я обратил внимание, что если, допустим, на первых двух этапах еще не очень там российскими флагами размахивали, то в Венгрии я уже вижу, что появился фан-клуб болельщиков, уже можно там… видно, что люди приезжают посмотреть, поболеть. И это очень приятно. Хотя я считаю, что, знаете, вот у меня, кстати, если у вас вопросы накопились, то пожалуйста, смс: +7-985-970-45-45. Вы любите задавать вопросы про наш отечественный автопром. Вот это как раз люди, которые двигают именно отечественный автопром и довели до ума конструкцию отечественного автомобиля, исконно сделанного в городе Тольятти. Даже не привнесенного из-за рубежа. Вот. Который на равных соревнуется, в общем-то, с грандами мировыми. Я понимаю возможности Дженерал Моторс и остальных, и даже полу такой заводской подготовки БМВ явно, и, в общем-то, очень небольшая, но очень слаженная команда Волжского автозавода. По-моему, у вас все-таки так вот одна треть – это техника, а вот две трети – это энтузиазм и талант ребят, которые сидят там, не в машине, а за ее пределами.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, конечно, Сан Саныч, это всегда так было. Я бы даже сказал, что может быть тут процент и побольше. Но немножко не хватает все-таки удачи. Вот, будем надеяться, что она придет, и бог услышит наши молитвы, и там, где не нужно чему-то ломаться, да, или где не нужно кому-то ударяться, как это было с том же Марокко, вот, и мы начнем получать результаты. Вот это, наверное, самое главное. Но в любом случае, вы правильно сказали, в первый год не делаются такие вот сразу успехи. Они могут быть, конечно же, но это не говорит о том, что они сразу в первый год будут постоянными. Мы надеемся на это, но в любом случае проекту минимум 3 года. За 3 года…

А. ПИКУЛЕНКО: Главное, чтобы… знаете, как у нас любит руководство? Ну, не получилось с первого раза, «слушайте, ребята, давайте закончим, не будем позорить нашу ладью на всяких там…»

В. НЕЗВАНКИН: Мы договорились с руководством, что мы, если входим в чемпионат мира, то мы входим минимум на 3 года. И руководство нас услышало в этом плане.

А. ПИКУЛЕНКО: Владислав, вот я все-таки хочу, потому что нас слушают люди, которые не так глубоко знают, может быть, забыли, что мы им рассказывали. Давайте все-таки расскажем, что такое Лада Гранта WTCC. То есть, все Ладу Гранту представляют. Эта пошире, пониже, помощнее, помощнее – вот, двигатель у нее какой?

В. НЕЗВАНКИН: Двигатель мы совместно спроектировали с французами. Ну, не секрет, наверное, то, что на сегодня Волжский автомобильный завод – это альянс Рено-Ниссан-АвтоВАЗ. Мало того, у нас с французской инжиниринговой компанией, с которой мы работали по двигателестроению, уже давние связи, и помните Самару Т3 проект?

А. ПИКУЛЕНКО: Да. Это фирма Орека…

В. НЕЗВАНКИН: Фирма Орека небезызвестная, да. Значит, двигатель 1,6 турбо, мощность 330 лошадиных сил.

А. ПИКУЛЕНКО: Он родственник тому двигателю, который стоит вот на Ладе Гранте вот отъезжающая у нас тут от Нового Арбата? Или это совершенно такая конструкция, чисто гоночная, не имеющая ничего общего с серийной?

В. НЕЗВАНКИН: Ну, дело в том, что в чемпионате мира действуют специальные требования к двигателям, это так называемая концепция Глобал Энджин, то есть, туда нельзя установить чисто серийный двигатель, нужно его специально готовить, и готовить, начиная с металлургии.

А. ПИКУЛЕНКО: Ах, вот оно как!

В. НЕЗВАНКИН: Да. поэтому все производители используют специализированные инжиниринговые компании в производстве спортивных двигателей для этого класса автомобилей.

А. ПИКУЛЕНКО: Коробка? Она тоже ведь отличается от того, с чем мы сталкиваемся?

В. НЕЗВАНКИН: Конечно, то же самое, специальная спортивная коробка английская, потому что тут вот я сказал о мощности, но там еще же паровозный момент...

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, да, надо передавать его.

В. НЕЗВАНКИН: … в районе 50-ти ньютон на метр, да? Его надо как-то передать, поэтому специальная спортивная коробка английская. Вот, но в любом случае, - вот сразу могут сказать: импортные комплектующие, туда-сюда… Ни в коем случае! Весь проект, он наш, он заводской. Соответственно, вся концепция, конструкторская документация, конструкторские решения, это все делали мы сами.

А. ПИКУЛЕНКО: Подвески ведь тоже отличаются от того, что мы видим на стандартных автомобилях? Тормоза, подвески – это все специальное гоночное?

В. НЕЗВАНКИН: Специальное гоночное, и вот на сегодня подвеска – это такой, будем говорить, больной вопрос. По мощности, по аэродинамике, ну, и, естественно, площадь миделя у нас в этом классе, наверное, самая маленькая, то есть, по аэродинамике, по CХ, коэффициенту лобового сопротивления, мы очень близки к лучшим, если не лучшие. Но есть проблемы, как раз вот в быстрых поворотах есть проблемы прохождения быстрых секторов. То есть, конструктивно автомобиль имеет меньшую базу…

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно… а больше не сделаешь, поскольку Лада Гранта маленький автомобиль.

В. НЕЗВАНКИН: Она – маленький автомобиль. То есть, есть как плюсы, так и минусы, и вот мы пытаемся сейчас за счет подвески убрать вот эту объективную проблему маленького кузова, маленькой колесной базы.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно. А вот то, что аэродинамика – это же ваша, то есть, это наша российская разработка. Уж у нас, что, мы самолеты-то какие делаем!

В. НЕЗВАНКИН: Конечно. Не знаю, знают радиослушатели или нет, на Волжском автомобильном заводе существует очень хорошая аэродинамическая труба, которая в свое время была приобретена, и ровно такая же сегодня у компании Порше.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть можно делать…

В. НЕЗВАНКИН: То есть, точность очень высокая, да, и можно делать очень серьезные и объективные аэродинамические испытания.

А. ПИКУЛЕНКО: Но вот сейчас… у вас же очень небольшой коллектив, да? И он вынужден работать на три фронта. А вот сейчас вот, допустим, появилась там уже какая-то информация после трех этапов, и у вас есть какая-то бригада, которая там сидит в аэродинамической трубе по ночам? Или все-таки вот сейчас вся команда, она там, с этапа на этап, не заезжая на завод, а уже работает, какая-то группа работает над машиной две тысячи, там, 14-го года?

В. НЕЗВАНКИН: В трубе, конечно, сейчас мы не работаем, потому что там необходимо работать живым автомобилям. Ну, и смысл по аэродинамике работать нет, потому что, как я уже сказал, аэродинамика – это наше на сегодня конкурентное преимущество. Но вот с учетом того, что FIA меняет технические требования в 2014 году, автомобили в WTCC станут еще мощнее, еще шире…

А. ПИКУЛЕНКО: А, то есть, разрешают?

В. НЕЗВАНКИН: Да. То есть, появляются дополнительные разрешения. То есть, мы так потихонечку идем в сторону WRC.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно. То есть, получается, что на 2014 год уже надо строить еще одну новую машину?

В. НЕЗВАНКИН: Совершенно верно. Ну, в нашем случае две.

А. ПИКУЛЕНКО: Да.

В. НЕЗВАНКИН: Потому что мы участвуем двумя автомобилями. Вот сейчас как раз инженерный корпус, конструкторский корпус занят проектированием нового автомобиля под техтребования 2014 года.

А. ПИКУЛЕНКО: А вот WTCC ведь есть часть фирм, которые свои автомобили еще продают другим участникам. К вам уже так подходят другие участники и говорят: «Хочу поменять вот свое БМВ на вашу Ладу». Или пока еще только приглядываются?

В. НЕЗВАНКИН: Ну, я думаю, очередь выстроится, когда мы наконец доедем до подиума, но…

А. ПИКУЛЕНКО: А, это четкое определение, когда клиент придет за машиной.

В. НЕЗВАНКИН: Тем не менее, присматривающихся, вот, и приходящих на переговоры, то есть, люди подходят, интересуются. Ведь чем хорош чемпионат? То, что помимо заводского зачета есть еще зачет Independent для частников.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот я про это и говорю. Что это же… вот мне бы, например, как россиянину, грело душу, если бы какой-нибудь из тех гонщиков слез с той техники, на которой ездит сейчас и пришел за Ладой, и сказал, во-первых… ну, понятно, вам, это понятно, снижение расходов, все так живут: кому-то продали машину, зато боевые машины команды можно сделать получше. И в то же время, когда там будет ездить не две машины вашей команды, а еще, там, штук 5 носиться, то это будет совсем хорошо.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, я думаю, тут степ бай степ, почему нет?

А. ПИКУЛЕНКО: А машины, вот, этого года – они на будущий год уже могут участвовать все еще? Там, скажем, в зачете частников? Или просто вот их надо поставить, и как музейный экспонат, сиди и любуйся?

В. НЕЗВАНКИН: Они могут, но они уже будут неконкурентоспособны, и соответственно все автопроизводители, они на сегодня уже начинают делать машины, будем говорить, эволюция этих автомобилей. То есть, по любому мы уже на этих автомобилях принимать участие не будем. Кстати, это вот будет и некий вариант по участию каких-то не заводских пилотов.

А. ПИКУЛЕНКО: Владислав, а вообще, вот, как-то судьба, - меня всегда волнует, хорошая же машина. Вот была Лада Приора WTCC. Хорошая машина, красивая. Судьба ее была пусть недолгой... А потом их все-таки вам удается сохранить для потомков? Или они, как все спортивные машины, живут недолго и несчастливо?

В. НЕЗВАНКИН: Сохранили. И один автомобиль Лада Приора WTCC мы передали в музей АвтоВАЗа…

А. ПИКУЛЕНКО: А, все-таки в заводской музей ушла машина.

В. НЕЗВАНКИН: Да, ушла. И, кстати, и Десятку, ведь до этого еще была Десятка, с которой мы начинали этот проект в чемпионате мира. И соответственно, кто захочет посмотреть в Тольятти музей АвтоВАЗа, а он очень достойный, много чего можно посмотреть, и не только, кстати, автомобили, но еще у нас есть технический музей.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, да.

В. НЕЗВАНКИН: Где вся техника…

А. ПИКУЛЕНКО: … подводная лодка…

В. НЕЗВАНКИН: И подводная лодка, и гражданская и военная. Они могут увидеть историю, кстати, автоспорт на ВАЗе же начался практически через 2 месяца после выпуска товарного автомобиля.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, вот в 71-м году уже на Тур Европы поехала заводская команда, привезя серебряный кубок…

В. НЕЗВАНКИН: Можно увидеть, соответственно, в этом музее и Копейку с Тура Европы, и Ниву, которая заняла третье место в Париж-Дакаре, и Самару Т3…

А. ПИКУЛЕНКО: Уникальный автомобиль.

В. НЕЗВАНКИН: Уникальный автомобиль, да, который начал продвигать восьмое семейство, и масса другой техники интересной. И Лада Революшн, который был у нас в свое время.

А. ПИКУЛЕНКО: Тоже интересный класс, на нем Петров как раз и был замечен многими.

В. НЕЗВАНКИН: Был замечен, да, и это была некая ступенька, собственно, которая позволила ему дойти до первой Формулы, то есть, история у нас богатая, и она практически началась с самого нашего первого автомобиля, с 70-го года.

А. ПИКУЛЕНКО: Владислав, но это вот история. Я все понял: машины не пропали. А теперь о такой сиюдневности. Ведь в этом году, мы всегда говорим: ну, где-то они там носятся, и мы их только видим по телевизору. И то, для особо выдающихся, у кого тарелка стоит, и специальный канал есть. Считаю, что мало внимания уделяем, но в силу того, что огромный объем автомобильной информации, вот… В этом году вы же приезжаете…

В. НЕЗВАНКИН: В Россию.

А. ПИКУЛЕНКО: … погоняться в Россию. У нас будет целый свой этап. На этом этапе вся команда будет представлена. Я так понимаю, что и как раз, это же середина сезона получается, московский этап?

В. НЕЗВАНКИН: Да, это середина сезона, и практически заключительный этап, будем говорить, вот такой европейской части чемпионата, после этого остается Португалия, и потом…

А. ПИКУЛЕНКО: … ну, да, уже…

В. НЕЗВАНКИН: … Япония, Америка, Китай. То есть, мы уже увидим чемпионат за океанами.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот поэтому я как раз предлагаю всем, кто нас слышит, забрать детей, чад и домочадцев и отправиться на трассу, потому что я, например, всегда люблю, как-то вот, ну, часто же смотрю всякие гонки. Но когда мы приехали в Португалию и там, где ездили наши Лады, в общем-то, все было уже неинтересно. Было интересно, как едут наши. И поэтому… а тут еще стены помогают, и хоть один из ваших гонщиков, он совсем даже и не русский, а больше даже англичанин, но он хороший профессионал, он понимает, что вот здесь в России надо выкладываться, наверное, так же, как он выкладывался бы у себя на родине.

В. НЕЗВАНКИН: Он уже стал русским, Сан Саныч.

А. ПИКУЛЕНКО: Практически да.

В. НЕЗВАНКИН: За 4 года…

(смех)

В. НЕЗВАНКИН: … участия в русской команде. Но есть еще Михаил Козловский…

А. ПИКУЛЕНКО: Да, это, вот тем более, вот опять же, посмотреть на молодое дарование, на наше новое поколение гонщиков. А это совсем новое поколение гонщиков, которое выросло уже в тех же условиях, как и западники, которые с малолетства гоняются.

В. НЕЗВАНКИН: Совершенно верно. И, кстати, для Михаила это будет – вот за эти 5 этапов – это будет первый автодром, который он знает. То есть, все 4 предыдущих гонки он начинал с белого листа.

А. ПИКУЛЕНКО: Ему сложно, ему очень сложно. Поэтому я говорю, что будет интересно. В прошлом году я как раз был в Сономе, первый раз в Америку приехало WTCC. Американцы, которые вообще таких гонок не всегда понимают, но там все-таки было очень много людей. Причем, это было чисто по-американски, когда приезжают там сосиски покушать, на трибунах покричать. Единственное, что их останавливало, было видно, что они не знают, кто. И поэтому они так вот, не зная, кто, перепутав уже… американцам надо все объяснять. Нашему народу даже объяснять не надо, он и так поймет, кто первый, кто последний. А американцы, те, кто не слышали комментатора, было очень смешно: они видят английский флаг, они начинают радостно скакать и прыгать, там вдруг обгоняет швейцарский флаг английский, они разочарованно говорят: «У-у-у…» Вот. Поэтому здесь, я думаю, что у нас более искушенные болельщики. Но даже если приедут люди поесть чего-нибудь и сказать «У-у-у», если нас будут…

В. НЕЗВАНКИН: Поесть тоже будет что.

А. ПИКУЛЕНКО: Да. Поэтому, смотрите, как говорится, следите за рекламой…

(неразб.)

А. ПИКУЛЕНКО: … расскажу. 8 и 9 июня в Волоколамске, - кстати, туда сейчас наладили доставку тел болельщиков и в ту и в другую сторону, поэтому, вот… Потому что интересно, и надо болеть за наших. Надо. Вам все-таки поддержка никогда не мешает.

В. НЕЗВАНКИН: Конечно. Я надеюсь, она нам поможет. Как раз в Волоколамске интересные трассы, и наш автомобиль, он вот за счет ее, будем говорить, конфигурации, для нашего автомобиля он очень подходит.

А. ПИКУЛЕНКО: Но это тоже правильно. Потому что все-таки всегда есть возможность, когда, ну, зная, что и многие западные команды подстраивают машины под свои трассы домашние, потому что, ну, хочется дома ведь больше выиграть или результат просто хороший показать.

Но, кроме вот этого большого и великого чемпионата мира в кузовах… а эта машина ведь, когда вы ее видите, она мало внешне… ну, отличается, но все равно в ней можно узнать тот же автомобиль, на котором ездите вы каждый день. Это тот редкий вид спорта, где все-таки автомобиль еще пока узнаваем. Но у вас еще есть более узнаваемый автомобиль, это Лада Гранта Кап, вот, это же тоже будет как гонка поддержки в Волоколамске?

В. НЕЗВАНКИН: Да. Это будет наш первый этап российской части спортивной программы АвтоВАЗа, будет как гонка поддержки. Собственно, в прошлом году мы уже такой опыт имели, когда поддержали приход или возвращение нашей команды в чемпионат мира, и дебют этот состоялся в Венгрии на Hungary Ring. Ну а в этом году мы также поддерживаем чемпионат. Ну и, соответственно, показываем гонки нашего монокубка, где в отличие от чемпионата мира побеждает гонщик, а не только техника. Потому что все автомобили одинаковые.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, здесь вот, что интересно, ведь вот эта кубковая Лада Гранта, она очень похожа на ту, которая ездит на чемпионате мира.

В. НЕЗВАНКИН: Внешне.

А. ПИКУЛЕНКО: Внешне, вот на мой неискушенный взгляд человека, смотрящего с трибуны, она очень похожа. Причем, так же гремит и так же рычит. Вот. Потому что, ну, там специальные коробки они применяют, они так лязгают, что как будто вот сейчас чего-нибудь отвалится.

В. НЕЗВАНКИН: Прямозубые они.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, да. Вот. А там тоже двигатель 300 сил, 1,6 турбо? Или все-таки там попроще все?

В. НЕЗВАНКИН: Там попроще, там наш приоровский двигатель 1,6. Но турбированный.

А. ПИКУЛЕНКО: А, он все-таки 1,6 турбо, родственник практически?

В. НЕЗВАНКИН: Родственник, 1,6 турбо, наш чисто вазовский двигатель. Мощностью 235 лошадиных сил.

А. ПИКУЛЕНКО: Неплохо, я скажу для Жигулей-то.

В. НЕЗВАНКИН: Наша же, нами спроектированная специально и произведенная коробка передач.

А. ПИКУЛЕНКО: А, то есть, эту машину вы делаете сами…

В. НЕЗВАНКИН: Полностью.

А. ПИКУЛЕНКО: … у себя в Тольятти, и вся ваша разработка, и все, и металлы, и шестеренки тоже.

В. НЕЗВАНКИН: Импортные только сиденья и ремни.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот резонный вопрос: как быстро ломается такой автомобиль?

В. НЕЗВАНКИН: Если его не ломать, Сан Саныч, вы же знаете, да?

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, я знаю…

В. НЕЗВАНКИН: Автомобиль не ломается. Его ломают.

А. ПИКУЛЕНКО: У людей всегда возникает вопрос: раз автомобиль, приехавший с Волжского автозавода, он как-то должен часто ломаться.

В. НЕЗВАНКИН: Это стереотипы, которые как раз мы ломаем. И через автомобильный спорт в том числе. Потому что вот эта вот концепция, которой уже сто с лишним лет, если ты первый в гонках…

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, да.

В. НЕЗВАНКИН: … значит, у тебя все в порядке и с конструкцией, и с рекламой, и с маркетингом, и в конечном итоге и с продажами.

А. ПИКУЛЕНКО: Я ведь не зря спросил насчет «ломается». Ломается, бывает, машина сама по себе, но ведь у вас есть в экипаже один, это профессионал, знающий, на которого можно сказать: ты там вот здесь береги машину… А второй человек, он, как правило, это просто одаренный, горячий бизнес-драйвер. Да? Он, конечно, многое умеет и денег заработал, никому не секрет, что в данном случае люди приходят и платят за свое участие. Вот, ну, ему сказать, что, «ты, там, вот, не ломай машину…» очень сложно, наоборот, он горит желанием, он мчится. То есть, выдерживает даже вот такое обращение? Или вы их так учите, бьете по рукам и коленкам, мол, де, дал 2 миллиона, на тебе по лбу два раза, чтобы ты ехал тихо и берег технику. Иначе не выиграешь.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, во-первых, все-таки автомобили для спорта, они уже стали другими. И, будем говорить, вот эти стереотипы, которые были раньше, они уже ушли в историю, потому что опыт мирового туринга и всех остальных мировых программ, в которых мы участвовали, он позволяет делать быстрый и надежный автомобиль. Опыт-то, его, как говорится, куда девать? Бороду мы сбрили, а вот умище-то вот как раз вдеваем в настройку и в надежность автомобилей гоночных. Вот. А что касается бизнес-драйверов, да, по формату он настолько уникальный, что он позволяет привлекать совершенно новых пилотов, которые уже и попробовали и парашюты, и попробовали горные лыжи, и все экстремальное. Но автомобильные гонки в силу каких-то объективных или субъективных причин были каким-то космосом. Так вот, мы этим форматом вот эту вот пропасть между пилотом и не пилотом, мы ее заасфальтировали, и очень легко стать пилотом. Приходите в кубок Лада Гранта, пожалуйста. И как раз второй пилот-профессионал, он очень быстро поможет, подскажет, и в течение сезона вы станете таким же профессионалом, как и ваш тренер.

А. ПИКУЛЕНКО: Владислав, но ведь вы на себя берете все. Человек к вам приходит, да? с определенной суммой за участие, шлемом и комбинезоном, а машины готовите вы. Механики - ваши. Обучение – тоже ваше. Да? Все-таки у вас же существует… вы же не сразу так: приехал – на тебе, вот завтра старт, ты поехал. Все-таки с человеком…

В. НЕЗВАНКИН: Ну, хотя бы за месяц.

А. ПИКУЛЕНКО: … теоретические и практические занятия проводите?

В. НЕЗВАНКИН: Конечно. И вот сейчас всем рекомендуем, конечно же, тренировки осуществлять на этом автомобиле или на каком-то другом, благо, появились трассы. Плюс наши коллеги создали неплохую школу пилотскую на Нюрбургринге.

А. ПИКУЛЕНКО: А, даже так!

В. НЕЗВАНКИН: Да. И мы всем рекомендуем там до старта за недельку съездить туда, вспомнить или обучиться, потому что эта трасса, Нордшляйф я имею в виду, она позволяет понять…

А. ПИКУЛЕНКО: … там все профили, все повороты… и очень высокая скорость.

В. НЕЗВАНКИН: Все профили… То есть, можно изучать сто трасс, а можно…

А. ПИКУЛЕНКО: … выучить одну.

В. НЕЗВАНКИН: … выучить одну, и ты автоматом выучил все сто.

А. ПИКУЛЕНКО: Сколько у вас уже машин построено для кубка?

В. НЕЗВАНКИН: На сегодня у нас 20 автомобилей.

А. ПИКУЛЕНКО: Это очень хорошо.

В. НЕЗВАНКИН: И на первом этапе мы стартуем, вот на сегодня подтвержденных заявок 20… о, 15, я извиняюсь, и мы планируем, что к середине сезона пилетон наполнится до 20 автомобилей.

А. ПИКУЛЕНКО: И у вас, вам удается еще и вот построить 20 новых автомобилей своими силами, то есть, это вот, я просто вот подразделение, которое у них есть, оно довольно-таки небольшое. Но кроме этого вы еще занимаетесь серийным производством автомобилей. Ну, мелкосерийным.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, да.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот. Вы делаете еще Ладу Гранту Спорт. Это для тех, кто в гонщики на чемпионат мира не попадет никогда, в гонщики в кубок Лада ему и не хочется, но со светофора он жаждет испортить жизнь владельцу быстрого автомобиля, горячего, очень резкого. И, главное, что ведь может это сделать.

В. НЕЗВАНКИН: Может это сделать, и, кстати, с точки зрения попадания в WTCC, я вот забыл сказать: в этом году главный приз от АвтоВАЗа для участников кубка Лада Гранта, это поездка в следующем году в составе фирменной команды Лада Спорт Лукойл на чемпионат мира. То есть, мы разыгрываем одну бесплатную путевку…

А. ПИКУЛЕНКО: Для экипажа.

В. НЕЗВАНКИН: Для одного…

А. ПИКУЛЕНКО: Для одного…

В. НЕЗВАНКИН: … пилота.

А. ПИКУЛЕНКО: Это только профессионалы разыграют между собой.

В. НЕЗВАНКИН: Но они же могут и договориться.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, наверное.

В. НЕЗВАНКИН: Перед стартом. Собственно, вот сейчас все и договариваются.

А. ПИКУЛЕНКО: Между собой.

В. НЕЗВАНКИН: Там формат, он все-таки не подразумевает двух пилотов, там в чемпионате мира едет один. А что касается автомобиля Лада Гранта Спорт, да, действительно, концепция автомобиля – это лучшие спортивные технологии, которые мы поимели в спорте, мы применяем в настройке гражданских автомобилей в объеме тысяча автомобилей в год в этом году мы планируем.

А. ПИКУЛЕНКО: Причем, они будут продаваться через официальную дилерскую сеть, иметь заводскую гарантию…

В. НЕЗВАНКИН: АвтоВАЗа, совершенно верно. Мы нашим подразделением Лада Спорт стали автопроизводителем, имеем свой VIN-код, получили на этот автомобиль одобрение типа, так что, что называется, velcom, те, кто любят скорость, те, кто любят спортивные гены и за достаточно небольшие деньги, приходите в салоны АвтоВАЗа, и там вы можете заказать этот автомобиль.

А. ПИКУЛЕНКО: А вот Лада Гранта Спорт – он в одной конфигурации? Или там будет дальнейшее развитие? Там, 120 сил, 130 сил, 140 сил, и так до 300, да? Лада Гранта Спорт WTCC для дороги, 300 лошадиных сил.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, это, конечно, перебор. Тут нужно нам сначала все-таки, видимо, разобраться с дорогами, чтобы людей посылать…

А. ПИКУЛЕНКО: Вы же сами сказали: у нас много трасс построено, такой человек может тихо доехать до гоночной трассы, и там уже кататься все 300 сил. У нас же ездят на Порше, на Феррари.

В. НЕЗВАНКИН: Так называемые трек-кары.

А. ПИКУЛЕНКО: Да.

В. НЕЗВАНКИН: Что касается развития этого проекта, да, в планах есть версия 135-сильная уже с подрамником соответственно. То есть, это более устойчивый, будет более управляемый автомобиль. Но это не в этом году. Потому что в этом году мы только начали и нам, честно говоря, заявок больше даже, нежели чем мы на сегодня можем произвести. Поэтому пока мы вот работаем в направлении 120-сильного автомобиля. И в принципе, учитывая небольшую массу все-таки нашего автомобиля, удельное соотношение массы и мощности достаточно приличное.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, 120 сил – это оскорбительно для приличной машины. Но…

В. НЕЗВАНКИН: Но за такие деньги, Сан Саныч?

А. ПИКУЛЕНКО: Нет, я не про деньги, я про внутреннее такое состояние. Я-то вообще считаю, что нормальный автомобиль – это так сил с 300-т начинается.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, если он весит 3 тонны, то мы его объедем.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, наверное. А вот ведь кроме Лады Гранта, да? сейчас завод выпускает еще, все-таки это концерн Рено, да? там появляется Сандеро на конвейере, Логан. В вашем подразделении не будет, там, Логан Спорт, да? Такой вот 120-сильный Логан, например. Или все-таки вы будете специализироваться на автомобилях Лада, не уходя в остальные машины?

В. НЕЗВАНКИН: Ну, мы, все-таки, Лада Спорт, мы продолжение главного конвейера АвтоВАЗа именно в той ладовской части. Поэтому, я думаю, нет. Учитывая, что у Рено есть Рено Спорт, а у Ниссан есть Нисмо.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну что ж, на этом наша программа заканчивается, к сожалению моему большому. Я напомню, что мы сегодня говорили о трех Ладах, все они были Гранта, и все они были спортивные. Не последнюю программу, потому что мы встретимся с командой Лада Гранта Спорт в конце сезона, подведем итоги. Как раз, может быть, пригласим еще и гонщиков, которые… ну, гонщика, который говорит по-русски, нам он понятнее будет. Вот, и я напоминаю, что у меня в гостях был Владислав Незванкин, руководитель проекта Лада Гранта Спорт. Мы вам попытались рассказать о тех автомобилях, которые делают в их небольшом подразделении, и которые кардинально отличаются, в общем-то, от того, что делает главный конвейер Волжского дважды автомобильного завода.

До свидания.



Нравится 5


Комментировать...

Источник:

При использовании материала (полностью или частично) активная ссылка на сайт "Лада Гранта Клуб" (www.ladagranta.net) обязательна!



Читайте также Смотреть еще