О Кубке LADA Granta в эфире «Эхо Москвы»


Темой программы «Проехали», вышедшей в радиоэфире «Эхо Москвы» 10 ноября 2012 года, стал российский автоспорт. Александр Пикуленко, автомобильный обозреватель «Эха Москвы», в рамках передачи встретился с Владиславом Незванкиным, руководителем проекта LADA Granta Cup, а также с Виктором Шаповаловым, руководителем команды Лада Спорт. Темой программы стали итоги Кубка LADA Granta 2012 года, автомобильный спорт и его перспективы в России, а также автомобили LADA Granta Sport и LADA Kalina Sport.

Официальный Лада Гранта Клуб представляет видеоверсию программы и ее расшифровку.



А. ПИКУЛЕНКО: Добрый вечер, как обычно в это время, с вами я, Александр Пикуленко. Если кто не знает, вы слушаете «Эхо Москвы». И мы говорим про автомобили. То мы этим занимались, этими разговорами, в воскресенье, сейчас мы занимаемся этим в субботу. Ну, и понятно, что я люблю, когда полночь за полночь ко мне приходят гости – гости сегодня замечательные. Вы знаете, всегда вот у нас, в нашем автопроме, автомобили были, прямо скажем, средненькие. В нашем автомобильном спорте результаты на мировом уровне, ну, прямо скажем, были средненькие. Но вот люди в автомобильном спорте никогда средненькими не были, они всегда были уникальны, они всегда знали, чего хотели, они всегда знали, что нужно сделать. Не всегда получалось. Но, знаете как, все развивается по спирали. Если раньше, при советском власти, автомобильный спорт, так же, как и Церковь, был отлучен от государства, сейчас он… хотя тоже отлучен, но появляются какие-то светлые пятна на этом темном фоне. И эти как-то светлые пятна, как ни странно, прижились на берегу реки Волга в городе Тольятти. Если кто не знает, там есть дважды Волжский автозавод, который делает автомобили теперь уже Лада, Жигули закончились, но мы по привычке продолжаем называть их Жигулями. И вот я сегодня пригласил людей, которые делают Жигули, за которые не стыдно. У меня сегодня в гостях Вадим Незванкин, руководитель проекта «LADA Granta Cup». Ну, это он так…

В. НЕЗВАНКИН: Добрый вечер.

А. ПИКУЛЕНКО: Добрый вечер. Он прикрывается этим светлым именем. На самом деле – человек, который может сконструировать автомобиль (об этом мы немножко попозже). И Виктор Шаповалов, руководитель команды Лада Спорт. Добрый вечер.

В. ШАПОВАЛОВ: Здравствуйте.

А. ПИКУЛЕНКО: Как выходит из того, что я говорил выше, это вот как раз те люди, которые делают автомобиль. Вот товарищ Незванкин, он у нас может автомобиль… вы действительно можете сконструировать автомобиль с нуля?

В. НЕЗВАНКИН: Ну, мы это и делаем, собственно. Потому что гоночный автомобиль, он всегда делается с нуля. С использованием, ну, в частности, кузова, да? Или…

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, вам разве не удавалось сделать вот автомобиль совсем такой, вот который бы не использовал детали Волжского автозавода? Все-таки всегда присутствовали какие-то болты и гайки от Жигулей?

В. НЕЗВАНКИН: Ну, наверное, с нуля – это, Сан Саныч, это все-таки проект Lada Revolution. То есть, там мы практически использовали очень мало от серийной продукции, ну, практически ничего, оно все было с нуля, все было доработанное.

А. ПИКУЛЕНКО: Я забыл вам сказать, что если у вас вопросы появятся… а я надеюсь, что все-таки они есть. Я понимаю, что Сатурн – это интересно, но мы сегодня говорим об автомобилях Лада, да еще спортивных. Пожалуйста, смс - +7-985-970-45-45. А вот судьба Lada Revolution. Эти машины-то вообще остались? Они были интересные, они были необычные. На их базе даже мы видели дорожные версии, и на Парижском автосалоне я видел даже замечательные стильные спортивные купе.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, судьба любого проекта, да, она имеет начало, она имеет развитие и она имеет, ну, некий закат. Сейчас этот проект, с точки зрения спортивного, он закрылся, но в свое время достаточно большое количество мы привлекли этим необычным для России и для российского автомобильного спорта новых пилотов, и тот же Виталий Петров у нас участвовал.

А. ПИКУЛЕНКО: Даже выигрывал.

В. НЕЗВАНКИН: Даже выигрывал, да. Вот. На сегодня тот опыт, полученный при строительстве первого в России спорт-прототипа… по сути, это же класс прототипов. Мы использовали как раз, да, в постройке двухместного суперкара, который показали в Париже в 2009-м. Ну, вот на сегодня, можно так по секрету сказать, что, наверное, в следующем году мы этот проект возобновим.

А. ПИКУЛЕНКО: Как в качестве дорожной версии?

В. НЕЗВАНКИН: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот. Виктор, ну, вы-то человек не заводской, вы, так сказать, примкнули к этой большой команде, придя со стороны.

В. ШАПОВАЛОВ: Да, я как бы был приглашен.

А. ПИКУЛЕНКО: У вас была команда «Русские медведи». Если кто видит Виктора в Сетевизор, то вы можете убедиться: команда была названа не зря. Вот, Как вас-то занесло на эти Гранты?

В. ШАПОВАЛОВ: Ну, в силу того, что я был связан много с российским автоспортом, в том числе выступал сам в автомобильных гонках. Так или иначе, вся спортивная судьба была связана с автомобилями Лада. Команды работали с автомобилями Лада, конструктора работали с такими же автомобилями. И, собственно, идея-то была создания команды «Russian Bears», как вы правильно сказали, для участия в чемпионате мира в классе туринг именно на автомобилях Лада, потому что как бы участвовать в этот проекте чемпионата мира на покупных иностранных автомобилях, конечно, можно, но нет развития у команды. Поэтому решение было создать команду на базе автомобиля Лада. И в этом проекте, в его развитии, в пришедших первых успехах в этих гонках, так или иначе, я оказался на тольяттинском заводе.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, вот ведь заработал человек денег, - это я вам, дорогие мои слушатели, - не спрятал их в оффшоре, не купил себе виллу в Ницце, а сделал автомобиль Лада, и еще выехал на нем на чемпионате мира. Причем я видел, как это ехало – за это было тоже не стыдно. Оно даже не очень рассыпалось на ходу, и гонщики, которые там ездили, показывали, в общем-то, неплохой результат, вот. Потом встретились они уже на территории Волжского автозавода, нашли друг друга. И после этого у вас родился замечательный автомобиль Лада Гранта Спорт. Вот. Причем один из этих вариантов – тот который бешено носится по закрытым трассам, там ездят всякие умеющие ездить люди. А вторая версия, которая мне нравится больше – особенно вот у меня тут такой рисунок, такой очень красивый автомобиль получается – это для горячих ребят, которые хотели бы ездить быстро, но у которых еще нет денег на серьезную импортную технику. А вот все-таки, когда вы делали Кубок Лада Гранта, подразумевалось ли это, что этот автомобиль вдруг станет таким популярным? И еще и вы же в этом году даже выезжали куда-то в дорогие нам социалистические страны бывшие, в бывший наш соцлагерь. И как, кстати, вот вас там воспринимали?

В. НЕЗВАНКИН: Ну, на самом деле, да, мы выехали в Венгрию на легендарный Хунгароринг . Воспринимали очень хорошо. На самом деле вот как раз там Ладу помнят и ценят гораздо больше, нежели чем… ну, видимо, это вот всегда, да, ругают то, что делаем сами. Там совершенно нормальное было восприятие нас, огромное количество пришло любителей Лады, привезли колоссальное количество каких-то исторических автомобилей, начиная от Копейки и заканчивая какие-то там… ну, впервые я там увидел кабриолеты Восьмерки, причем в идеальном состоянии. И так далее и так далее. Вот. То есть, реально пришли болельщики, болели за Ладу, тем более что Кубок Лада Гранта, который прошел там, был гонкой поддержки чемпионата мира. И, по сути, вот те 80 тысяч зрителей, которые пришли на чемпионат мира, они и увидели борьбу кубка. Скажу честно, WTCC был достаточно таким скучным, там практически не было обгонов, как, что называется, вот у нас говорят «разобрались на старте» - так и финишировали. А вот как раз в Rубке Лада Гранта была такая неистовая борьба. Самая зрелищная гонка в этом сезоне восьмиэтапном, который был у нас. И многие те, кто пришли, болельщики, судьи, отметили, что мы вообще напомнили им такой хороший британский туринг 80-х годов.

А. ПИКУЛЕНКО: Добрые старые времена

В. НЕЗВАНКИН: Да, это дорогого стоит.

А. ПИКУЛЕНКО: А скажите мне вот, пожалуйста, то есть, получается, что как только Лада Гранта Кап выезжает на современную европейскую трассу, да, то сразу, там, возрастают скорости, появляется борьба. Или это на наших трассах то же самое происходит? И все-таки, вот с точки зрения спортивного автомобиля, он так же ломается или все-таки он стал надежнее?

В. НЕЗВАНКИН: По зрелищности, я бы не сказал, что там трасса дает какие-то преимущества. Но трасса, действительно, она скоростная и зрелищная, с перепадами высот. И там очень интересная получается борьба. Ну, видимо, так получилось. Тем более что у нас на этом этапе принимало участие трое венгерский пилотов, и… то есть, зрителям были интересны свои пилоты, нашим зрителям, которые приехали туда поболеть – наши. И вот, действительно, наши пилоты с венгерскими экипажами показали такую суперборьбу. А по другим трассам… Ну, трассы становятся современными, и, собственно, вот эта инфраструктура, которая сейчас появляется, она, я надеюсь, даст такой импульс в развитии того, что спорт будет развиваться.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, вот закончился сезон у вас, да? Вы все уже, отгонялись? Потому как, я смотрю, ледочек так, уже, наверное, гонки пора заканчивать. И получилось что? Что вот вам удалось создать структуру, которая в состоянии произвести приличное количество автомобилей. Сколько вот вам за сезон удалось построить этих машин?

В. НЕЗВАНКИН: Общее количество автомобилей, построенных на сегодня – 20. К сожалению, есть такой момент как убой автомобиля…

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, естественный убыток все-таки…

В. НЕЗВАНКИН: Да, мы потеряли 3 автомобиля, поэтому где-то 15-16 автомобилей у нас постоянно выходило на старт. И тут что немаловажно, надо отметить, ведь формат уникальный, мы привлекли, общее количество порядка 40 пилотов у нас принимало участие. Из них половина (это 20 пилотов) – это совершенно новые люди, так называемые бизнес-драйверы, которые никогда не принимали участие в автомобильных гонках, и мы им такую возможность вот нашим форматом позволили.

А. ПИКУЛЕНКО: Виктор, это, я так понимаю, не без вашего влияния. Это вы тлетворно влияете на умы бизнесменов. Вместо того чтобы, там, на охоту, на Лазурный берег, вы их затаскиваете на гонки, и они бедные, в шлеме, в негорючем белье, варятся в собственном соку в этом ужасном автомобиле в течение, там, часа, носясь непонятно где.

В. ШАПОВАЛОВ: Да нет, наверное, все-таки это не мое такое тлетворное влияние, здесь больше работа, и усилия, и талант Влада, вот. Моя, наверное, заслуга в том, что нам удалось правильно выбрать формат, чтобы притащить в автоспорт новых людей, так как у нас участвует в гонках два пилота: один из них талантливый молодой профессиональный гонщик, а второй – это бизнесмен. И, собственно говоря, все время бизнесмену хочется дотянуться до своего напарника, у него открываются новые возможности, создается такая интересная атмосфера вокруг этого кубка и внутри этого кубка, как такой небольшой, маленький интересный клуб. Вот. И, наверное, только вот сама идея создания что-то такого, здесь только моя заслуга, остальное – это заслуга менеджмента.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно. Ну, то есть, получилось так: вам удалось создать производственные мощности, которые сделали, в общем-то, большую серию. Для гоночных автомобилей 20 машин – это же большая серия, это промышленное производство. Дальше вы на этих производственных мощностях еще делаете машину для горячих парней, которая называется Лада Гранта Спорт. Я видел одного горячего парня. Он случайно оказался главным начальником Волжского автомобильного завода, вот. Ездил на черной Лада Гранда Спорт с белым салоном – странное сочетание. Причем он был кожаным. То есть, спортивный автомобиль без кожаного салона не воспринимается. Вот. То есть… а вот как это все вы совмещаете? Вот тут строите гоночные, слева в углу гаража, да? В правом углу гаража машины, там, дорожные. А вот я знаю, у вас еще там где-то есть вот совсем уже маленький закуток, там вы собираетесь делать машину для чемпионата мира по кольцевым гонкам на стандартных автомобилях, да?

В. ШАПОВАЛОВ: Сан Саныч, конечно же, это все не случайно. Это большая программа, и здесь есть довольно серьезные цели в этой программе. Параллельно Кубку Гранта в шоссейно-кольцевых гонках мы создавали небольшое производство, производство ограниченных спортивных серий на базе Лада, чего не было никогда на заводе, и не было даже идеи как бы такой создания, это новое течение, наверное, новый способ маркетингового продвижения Лады на обычном рынке. Вот. В этом году мы реконструировали бывшее управление спортивных автомобилей ОАО «АВТОВАЗ», и сейчас создана линия, которая удовлетворяет всем стандартам сборки, то есть последовательности сборки на автозаводе. И эта компания будет собирать автомобили ограниченных серий на базе Лада, то есть более спортивные, более драйверские, более интересные, и при этом довольно бюджетные.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, у вас собралась неплохая компания, да? Вот у нас сейчас говорят: вот наша инженерная школа утрачена, прочее. Скажите мне, у вас там есть вообще конструкторы или у вас только слесари с напильником в руках, да, с паяльником? Или все-таки вот есть конструктор. Вот тут, кстати, у меня уже вопросы. Вот господину Незванкину. «Применяете ли вы САПР? Если да, то какая система вами используется? Можете ли быстро взять их 3D-модель?»

В. ШАПОВАЛОВ: Наверное, вопрос ко мне больше.

А. ПИКУЛЕНКО: Почему? К вам тоже… Ну, хорошо, Виктор Шаповалов. Я напоминаю, что вы слушаете «Эхо Москвы», программу «Проехали». У меня в гостях Вадим Незванкин и Виктор Шаповалов. Представляют они Лада Спорт и не Спорт, вот, поэтому… Еще раз напомню вам, присылайте смс - +7-985-970-45-45. Так используем САПР или не используем?

В. ШАПОВАЛОВ: Ну, возвращаемся к вашему вопросу насчет конструкторов. Нет, конечно же, наверное, конструктора не погибли полностью, да, и есть талантливые ребята, в том числе и молодые, и с опытом, которые готовы работать в этом направлении. Единственное, конечно, они должны получать четко обозначенные задачи и четко следовать тем направлениям, которые мы перед собой ставим. Вот. Насчет того, что используем. Ну, в основном все разработки идут в программе CAD. Это для серийных автомобилей, которая, собственно, стыкуется с программой, в которой работает Волжский автомобильный завод. Однако вот гоночные автомобили и автомобили для чемпионата мира, они разрабатываются в SolidWorks.

А. ПИКУЛЕНКО: Так, что…

В. НЕЗВАНКИН: Мы не выдали военной тайны, ничего?

В. ШАПОВАЛОВ: Не думаю (смеется).

А. ПИКУЛЕНКО: Я не знаю, я тут… А вообще люди к вам приходят… ведь всегда в гоночных командах собираются люди со светлой головой, с золотыми руками и с большим энтузиазмом, вот. Как вы… у вас просто стучатся в дверь и говорят: «Возьмите. Хочу спортом заниматься, хочу строить такой вот замечательный гоночный автомобиль». Или вы выбираете потихонечку?

В. ШАПОВАЛОВ: На самом деле выбор, конечно же, ограничен. Во-первых, я бы, конечно, не сказал, что очередь из желающих работать в этой сфере, она существует. По многим, наверное, причинам, одна из которых – это все-таки большая загруженность человека, да? На сегодняшний день это что-то необычное. И здесь человек когда работает в этой области, он, наверное, работает не только из-за денег, должно быть что-то еще у сотрудника такой компании, что его привлекало бы на работу. Поэтому… одна материальная заинтересованность здесь не поможет работать в такой компании. Поэтому очередь, конечно, не стоит. Хотя, я говорю и повторяюсь, что есть и молодежь, и с опытом люди, которые с удовольствием работают в такой области, достигают результата, и у них есть определенные цели победы что ли, скажем так.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, естественно, это всегда приятно. Извините, вот Аня из Москвы: «Почему только для горячих парней? Как будто женщины на Ладах не ездят». Вы знаете, на их Ладах в основном я как-то видел мужчин. Вообще женщины ездят у вас на Ладах на гоночных?

В. НЕЗВАНКИН: Ну, есть в классе национальном одна женщина…

А. ПИКУЛЕНКО: Одну все-таки взяли.

В. НЕЗВАНКИН: С известной фамилией Гольцова.

А. ПИКУЛЕНКО: А, это дочь нашего известного гонщика, 13-кратного, по-моему, чемпиона Владимира Гольцова. Да, понятно тогда. Тут папа научил, привил нехорошее. А так нет, да, все-таки вот? Вот в Ладах Гранта Кап нет? Виктор, там… ну, мужчин-бизнесменов вы соблазнили, а вот у нас же бизнесвумен есть еще.

В. ШАПОВАЛОВ: Пока, на сегодняшний день, девушек еще не было в этой серии. Хотя, возможно, на следующий год они появятся, потому что есть желающие.

А. ПИКУЛЕНКО: А как вот вы все-таки собираетесь справляться? У вас ведь и серийная продукция, да? И Лада Кап, и чемпионат мира. Как это вы все вот хотите успеть? Может, это…

В. НЕЗВАНКИН: Как это вы все успеваете?

А. ПИКУЛЕНКО: Да, как это вы все успеваете? Не в ущерб ли это будет, скажем, вот Лада Гранта Спорт, например?

В. НЕЗВАНКИН: Но мы же на мопеде, да, как в том анекдоте. Не, ну, на самом деле вот я очень благодарен Виктору, что он тогда, три года назад, отозвался на мою просьбу приехать в Тольятти и вот закрыть этот блок, что называется, спорта, большого причем спорта, потому что как раз я когда был на тот момент начальником управления, и, собственно, поддержал команду «Russian Bears». И, собственно, вот мы себя нашли и проверили, что называется, в бою. И все, что касается WTCC, значит, команды и вот отстройки, будем говорить, инженерно-технической нашей базы, вот это закрывает Виктор. Ну, а я оставил для себя самое, может быть, с одной стороны, и вкусное, и в то же время такое разноплановое. Это организаторская и так далее деятельность, проведение, освещение кубка. Потому что идея тут и маркетинг двигать, и продвигать и серийную Гранту, потому что над нами еще есть заказчик, маркетинг Вазовский, и продвигать бренд Гранта Спорт. На сегодня не проблема, да, произвести, проблема продать. Поэтому мы… тут разделение труда, и каждый занимается своим делом. Ну, и плюс команда, которая вот, будем говорить, собралась вокруг нас, которая, собственно, и позволяет такие большие проекты, даже чемпионат мира…

А. ПИКУЛЕНКО: А у вас все-таки получаются это разные команды, да? То есть, вот одна команда занимается Лада Гранта Кап, другая – Лада Гранта Спорт, третья команда занимается Лада Гранта WTCC.

В. НЕЗВАНКИН: Команда одна, проекты разные, но…

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, у вас постоянно люди бегают туда-сюда что ли? Закрутил гайку на дорожной версии, быстренько побежал прикрутил колесо на чемпионат мира. А там поехал потом, помог уже ребятам, которые гоняются…

В. НЕЗВАНКИН: На каждом направлении свои люди, свои руководители, так что… справляемся.

А. ПИКУЛЕНКО: Рудольф из Архангельска про Калину Спорт спрашивает: качество краш и системы пассивной безопасности. Ну, Калина Спорт – я так подозреваю, это тоже ваше произведение. Или вы к этому не имеете никакого отношения?

В. ШАПОВАЛОВ: Нет, к Калине Спорт мы пока не имеем никакого отношения, это все-таки…

А. ПИКУЛЕНКО: А разве у вас не было такой желтенькой машинки симпатичненькой?..

В. ШАПОВАЛОВ: Нет, это не наше производство, это производство…

А. ПИКУЛЕНКО: … 4 на 4, с турбонаддувом?

В. ШАПОВАЛОВ: А, такие были, конечно, такие были, конечно. Но это все-таки специфичные машины единичного экземпляра как бы. А вот та Калина Спорт, наверное, все-таки про которую мы говорим – это опытное производство ОАО «АВТОВАЗ», вот. На сегодняшний день, наверное, может быть, уже не стоит, наверное, говорить именно об этой модели, потому что все-таки Автоваз планирует перейти со следующего года на рестайлинг Калины. Это более совершенный автомобиль с более симпатичным дизайном. И, видимо, появится новая Калина Спорт.

В. НЕЗВАНКИН: Калина 2 Спорт.

В. ШАПОВАЛОВ: Калина 2 Спорт, да, наверное. Она, конечно, будет уже несколько другой машиной, нежели та Калина, которую производили сейчас, с более точной проработкой, с более мощными моторами. И к ней, наверное, мы будем иметь какое-то отношение. Более драйверская машина будет. С точки зрения пассивной безопасности, ну, естественно, в ней ничего не меняется от серийного автомобиля. С точки зрения подушек безопасности, они там присутствуют…

А. ПИКУЛЕНКО: Уровень безопасности такой, как присущ стандартному автомобилю.

В. ШАПОВАЛОВ: Ну, наверное, все-таки повышенный, если мы будем брать динамику торможения…

А. ПИКУЛЕНКО: А, это да, согласен, согласен.

В. ШАПОВАЛОВ: Эти характеристики автомобиля, они, конечно, значительно выше.

А. ПИКУЛЕНКО: Активная безопасность. Вот Иван из города Тюмени: «Спросите своих гостей, не собираются ли они гоняться на Ларгусах?» Они на Ларгусах гоняться не собираются, они собираются гоняться на Ладах Грантах. Я уже об этом с ними полчаса говорю здесь у нас, на «Эхо Москвы».

В. НЕЗВАНКИН: Ларгусы мы, может быть… вот будем ими обслуживать наши спортивные проекты.

А. ПИКУЛЕНКО: Тут народ сразу интересуется, раз уж вы такие, значит, все можете: не делаете ли вы полноприводных модификаций автомобилей Лада? Не делают они полноприводные. Вы же не делаете полноприводные? Вы зажаты в технических требованиях, которые вам устанавливает организатор соревнований, там про полный привод ничего не написано, если мне не изменяет память.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, и плюс еще мы продолжение главного конвейера. Легковых полноприводных автомобилей Волжский автомобильный завод не делает.

А. ПИКУЛЕНКО: Ага, вот мозги, вот как раз мозги откуда-то притекают, а к ним – притекают. Вот. Альмир из Казани: «Почему Лада Гранта автомат стоит намного дороже, чем механика?» Ну, Альмир, вы сами же ответили на свой вопрос. Потому как там японский… вот. Так вот, все-таки когда мы говорим о спортивных автомобилях, я понимаю, что для вас и Лада Гранта Кап – это серьезно, и Лада Гранта Спорт – это тоже серьезно. Но я все-таки как-то… мне интересно участие вашей команды в чемпионате мира. Вы уже прошли этот путь, я при том всем лично присутствовал, мне понравилось. Это была команда хорошего мирового уровня, и она даже тогда как-то не отличалась от тех команд, которые присутствовали в паддоке. А вот на будущий год, это будет такая же структура или теперь все-таки, когда вы уже выезжаете как автозавод Волжский, а не просто так, да, не какие-то там медведи, сбежавшие из тайги, а все-таки великая фирма...

В. ШАПОВАЛОВ: Ну, наверное, стоит вернуться к нашей программе возвращения, скажем так, в чемпионат мира, потому что в 2009-м году в связи с различными проблемами, кризисом и так далее у нас не было возможности продолжить участие. Хотя, к великому сожалению, мы бы могли выступать там на высоком уровне. Но, тем не менее, тем не менее, прошло время, появились новые течения, появилось новое направление вот именно Гранта Кап, Гранта Спорт, дорожный и спортивный автомобиль, дорожно-спортивный автомобиль. И было принято решение в 12-м году сконструировать автомобиль для чемпионата мира, провести тесты, усовершенствовать разработки и в 13-м году полноценно вернуться в чемпионат мира. Структура, структура, естественно, была воссоздана приблизительно такая же, которая была и в 2009-м году. Собственно, инженеры, механики, конструктора – это российские специалисты. Единственное, двигатель на сегодняшний день создается совместно с французской компанией (неразб.). Это известная моторостроительная компания.

А. ПИКУЛЕНКО: Она уже работала по созданию в свое время прототипа.

В. ШАПОВАЛОВ: Да-да-да-да, это исторически сложившиеся корни с Ладой, наверное. Вот. Но, тем не менее, в этом году технические требования, конечно, изменились, по сравнению с 2009-м годом. На сегодняшний день двигатель – это довольно серьезный и сложный агрегат, объемом 1,6, с турбонаддувом, развивающий мощность около 320 лошадиных сил, с прямым впрыском. Абсолютно гоночный мотор, не имеющий никакой серийной базы. Вот. И это работа такая, грандиозная, я бы сказал, по этому мотору. В этом году, собственно, мы обкатали команду, подточили нюансы, довели автомобиль, серьезно продвинулись, после первых двух проведенных гонок серьезно продвинули скорость и надежности машины и так далее. И я считаю, что в следующем году мы будем бороться за самые высокие места.

А. ПИКУЛЕНКО: Команда будет такая же интернациональная, глобальная, я бы сказал, да? То есть, будут и наши инженеры, и западные инженеры, и будут гонщики у нас тоже и свои, и чужие.

В. ШАПОВАЛОВ: Ну, для того чтобы все-таки достичь очень высоких результате на чемпионате мира, так или иначе, нужно несколько составляющих. Первое: вы должны иметь хорошую машину. Вы должны иметь опытную команду, и, конечно же, вам нужен гонщик топ-уровня.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, естественно.

В. ШАПОВАЛОВ: Вот. Поэтому в нашей команде, как и в 2009-м году, первым пилотом будет стартовать Джеймс Томпсон, двукратный победитель британского туринга, призер чемпионата мира в WTCC в том числе на автомобиле Альфа, Альфа Ромео. Вот. Команда – в большей степени это все-таки российская команда, как я уже говорил. Единственное, иностранные инженеры: это один из инженеров по двигателям от компании (неразб.) и гоночный инженер Джеймса, потому что он работает в гонках по настройкам автомобиля со своим личным инженером. Это вопрос доверия, конечно.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, он принесет вам все эти умения настраивать автомобиль под конкретные трассы?

В. ШАПОВАЛОВ: Здесь смысл не в том, чтобы как бы было очень много информации, с точки зрения настройки автомобиля. Очень важно, очень важно иметь полную совместимость психологическую гонщика и инженера.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну да.

В. ШАПОВАЛОВ: И как бы желательно, конечно, использовать парами.

А. ПИКУЛЕНКО: А у нашего гонщика будет наш инженер, русский.

В. ШАПОВАЛОВ: Возможно, нет, возможно, что у нашего гонщика будет тоже иностранный.

А. ПИКУЛЕНКО: Тоже иностранный. А вот у вас в команде вот есть инженер-моторист, да? Есть личный инженер гонщика. А вот, там, скажем, по коробке есть отдельный инженер? А коробка, кстати, наша будет или тоже она будет иностранная? В. ШАПОВАЛОВ: Коробка иностранная, английская, компании Hewland. Однако, ну, в мировом туринге, да и, наверное, вообще в автоспорте любая компания: БМВ, Сиат – я имею в виду, автомобилестроительные компании – используют одних и тех же производителей для агрегатов, собственно говоря. И мы здесь не исключение, потому что это специфичное изделие, используемое для каких-то конкретных там видов соревнований. Вот. В этом смысле у нас, помимо гоночных инженеров, которые занимаются настройками, российские инженеры занимаются обслуживанием автомобиля, оттачиванием его конструкции, своевременной заменой запчастей, они занимаются электроникой, обслуживанием систем телеметрии. Короче, всю остальную работу по обслуживанию автомобиля ведут российские специалисты.

А. ПИКУЛЕНКО: И машину мы делаем все-таки здесь, у нас, да? В. ШАПОВАЛОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот все ваши, там, пластиковые… там же много всяких деталей таких, нестандартных, пластиковых. Это все мы делаем сами.

В. ШАПОВАЛОВ: Машина полностью сконструирована в России, кроме тех агрегатов, которые покупные: это двигатель, коробка и так далее. Но установлены они в России, и конструкция этого автомобиля при установке, естественно, тоже российская.

А. ПИКУЛЕНКО: А вот у вас в команде вы берете с собой повара, там, психолога, массажиста, диетолога? Вот у вас это есть, или, в общем, так, в свободное от работы время Вадим Незванкин у нас кашеварит, а Виктор занимается психологической подготовкой гонщиков?

В. ШАПОВАЛОВ: Вот психологической подготовкой гонщиков мы, наверное, занимаемся самостоятельно пока еще, вот. Это очень важный момент, и хорошо, что вы задали этот вопрос. Очень такой неоднозначный и сложный момент. Однако повар у нас есть. То есть, повар, да…

А. ПИКУЛЕНКО: Питание…

В. ШАПОВАЛОВ: Питание организовано.

А. ПИКУЛЕНКО: Все-таки хорошего результата без повара не достигнешь. Я вот почему и спросил. Вот тут Иван, значит, нам говорит, что был в конце июля на Смоленском кольце, Кубок Лада Гранта проводил там свой этап. Видел эти машины воочию – очень хорошо выглядело все.

В. НЕЗВАНКИН: Спасибо, Иван.

А. ПИКУЛЕНКО: Так что… Ага. «Используете ли вы автоматизированную систему инженерной поддержки и настройки?» Уже ответили…

В. НЕЗВАНКИН: Это связь с боксами?

А. ПИКУЛЕНКО: Да.

В. ШАПОВАЛОВ: Здесь сложно сказать, что имеется в виду…

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, вот когда Формула 1, они там переговариваются, там, гонщикам все объясняют…

В. ШАПОВАЛОВ: Если рассматривать тот же чемпионат мира как бы, мы используем, естественно, системы телеметрии и обработки, сбора и обработки данных с автомобиля. Это, наверное, происходит, не совсем как в Формуле 1, когда это постоянная связь автомобиля с боксами. Все-таки это происходит после того, как автомобиль возвращается в бокс, и потом данные выгружаются. Но при этом мы используем еще виртуальные программы, которые при загрузке вот этих данных, полученных с автомобиля и автоматическом запуске как бы прототипа в компьютере по трекам может получаться определенные результаты, и настройка автомобиля может происходить виртуально, потом это использоваться на треке.

А. ПИКУЛЕНКО: Тут очень интересно. Помогают ли вам те производители, которые – ну, в раскрутке Лады, вот Николай пишет, - которые поставляют, там, все в Россию? Ну, вы же красите машину, там, французской краской, да? Используете какие-нибудь немецкие пластики, вот.

В. ШАПОВАЛОВ: Да нет, я не думаю. Здесь, в любом случае, наверное, мы ограничены своим производством, своими идеями. Ну, как я уже говорил, мы работаем с французской компанией по двигателям. Ну, собственно говоря, каким-то промоушеном, еще чем-то они, наверное, нам не помогают, это, ну, совместная работа двух партнеров, у которых есть задачи… самая главная задача – выиграть чемпионат мира, пусть не сразу, но это главная цель.

А. ПИКУЛЕНКО: Тут и вот у нас Петр из Екатеринбурга, Александр из Санкт-Петербурга по поводу аэродинамики, вот. Работаете ли вы… вот тут такая же развитая аэродинамика, как на Формулах 1, и работаете ли вы в аэродинамической трубе? Вот Екатеринбург и Питер почему-то с аэродинамикой. Есть ли у вас аэродинамическая труба?

В. НЕЗВАНКИН: На АвтоВАЗе, я даже скажу, труба, которая в свое время была компанией Порше привезена. Ну, вы были, наверное, да, Сан Саныч, видели?

А. ПИКУЛЕНКО: Конечно.

В. НЕЗВАНКИН: То есть, и отсос пограничного слоя, и… то есть, там какие-то... четвертый знак после запятой, с точки зрения определения, да, всех аэродинамических сил и определения всех аэродинамических коэффициентов. Конечно же, труба есть. И кубковые автомобили там, конечно же, все спортивные, и даже дорожную Гранту Спорт, мы ее…

А. ПИКУЛЕНКО: А, даже это все. А уж для чемпионата мира, понятно, что все это продувается.

В. НЕЗВАНКИН: Ну, вот так пример: 150 где-то, 200 Ньютонов подъемная сила серийного автомобиля, значит, у нас – где-то минус 50. Соответственно, аэродинамика начинается с 60 километров в час. Чем быстрее едет автомобиль, тем он безопаснее становится.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, в этом понятно.

В. НЕЗВАНКИН: … лучше прижимается. Конечно, работаем. И, слава богу, аэродинамика тоже работает.

А. ПИКУЛЕНКО: Какие шины вы используете? Какие шины вы используете? Там же есть определенное количество поставщиков…

В. ШАПОВАЛОВ: На чемпионате мира, там используется моношина, у всех она одна – это компания Yokohama поставляет шину для сухих погодных условий и для дождя. То есть, две фактически шины: одна для мокрых условий, другая для сухого. И, собственно говоря, там выбора особого нет. А если интересно, то мы используем шины того же производителя, Yokohama, для производства наших спортивных дорожных версий.

А. ПИКУЛЕНКО: А, то есть, вот у вас даже вот Лада Спорт, она тоже на тех же шинах.

В. ШАПОВАЛОВ: Да, здесь мы связываем эти два бренда. То есть, тот бренд, который участвует в чемпионате мира как бы, и этот же бренд поставляет шины на спортивные версии наших автомобилей, вот. И мы очень удовлетворены качеством вот этих японских шин, которые мы используем. Может быть, бренд еще пока не так известен в России, но это довольно качественный бренд.

А. ПИКУЛЕНКО: Мы вот тут даже на Боинг делаем детали. А вот кованные колеса для вас не делают авиционники?

В. ШАПОВАЛОВ: В чемпионате мира кованные колеса запрещены, это как дорогостоящий продукт. И в этом смысле мы используем поэтому литые диски, как и положено. Они должны весить не меньше 9 килограмм, то есть, собственно говоря, это ограничено… есть ограничение использования таких материалов в этом чемпионате.

А. ПИКУЛЕНКО: А вот когда вы делаете Ладу WTCC, она все-таки ведь здорово отличается от того, что… там другие подвески задние, да? Вот. Потом, тут вот пишут, что все время привинчивают балласт на эти машины, хотя, ну… правильно, а то очень быстро уезжают, а так они кучкой. Взяли, мешок бросили 50 килограммов в багажник – и все, и он уже так быстро никуда не уедет. Как сказал Владимир Владимирович? Можно 4 мешка картошки увезти. Вот вас тоже будут подгружать картошкой?

В. ШАПОВАЛОВ: Конечно же, будут, потому что в этом году даже на наших тестовых, скажем так, участиях в двух гонках, в Венгрии и в Португалии, так как мы стартовали не с международной омологацией автомобиля, а с нашей национальной, то, по правилам, мы получили максимально возможный вес, там, плюс 40 килограмм. И, соответственно, были такого же веса, как и автомобили Шевроле (это лидеры чемпионата). Что, собственно говоря, для нас было хорошо, потому что нам нужно было получить максимальный как бы результат, с точки зрения получения информации о том, каким мы обладаем темпом, где мы находимся, как мы должны усовершенствовать автомобиль. Собственно говоря, в этом смысле мы получили очень значительный прирост вот этого массива информации.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот Виктор из Рыбинска: «Спортивную машину вы сами будете продавать?» Это имеется в виду Лада Гранта Спорт, я так понимаю.

В. НЕЗВАНКИН: Дилерская сеть Автоваза. Будут определены лучшие…

А. ПИКУЛЕНКО: Только через дилеров.

В. НЕЗВАНКИН: Да, лучшие дилеры, который обладает хорошими возможностями, салонами. Хотим это делать красиво, установить так называемые красные уголки, чтобы была ассоциация, собственно, за что человек платит, чтобы он понимал, откуда технологии гоночные, там, чтобы это более или менее было визуализировано и показывались гонки с того же WTCC или с Кубка Лада Гранта. Так что, вот сейчас мы определяем, завод определяет эти 50 дилеров, и со следующего года, с практически, наверное, с февраля-месяца уже машины пойдут в салоны.

А. ПИКУЛЕНКО: А вот ведь дело-то мы имеем с Ладой, поэтому у нас народное творчество неискоренимо. Могу ли, допустим, вот я пойти в магазин и купить какой-то набор деталей, которые превратят мою, там, обычную машину вот в ваш спортивный снаряд? Или все-таки вы будете машины целиком предлагать? В. НЕЗВАНКИН: Будем предлагать целиком. Наверное, это правильно.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, это такой, сбалансированный продукт, его нельзя по частям…

В. НЕЗВАНКИН: Конечно. Ведь у нас как зачастую бывает, да, Сан Саныч? Там установили мощные двигатели ребята в гараже, но забыли про тормоза. При этом максимальная скорость выросла, а тормозной путь остался таким же. А как известно, иногда и метра не хватает в тормозном пути. Поэтому здесь баланс. Мощность увеличили – значит, нужно работать с тормозами. Максималка выросла – нужно работать с аэродинамикой. Нужно работать с эргономикой, чтобы, так сказать, там пилот не болтался, да, по салону, а был закреплен и зафиксирован тоже специальными сиденьями, там, боковыми поддержками. То есть, мелочей и нюансов очень много. И я не думаю, что человек в гараже вот сможет провести весь этот комплекс работ, и, самое главное, он не про



Нравится 10


Комментировать...

Источник:

При использовании материала (полностью или частично) активная ссылка на сайт "Лада Гранта Клуб" (www.ladagranta.net) обязательна!



Читайте также Смотреть еще